Генеральный директор Intel раскрыл 3 крупнейшие ошибки Intel: от смартфонов до ИИ

Генеральный директор Intel Пэт Гелсингер (Pat Gelsinger) известен своей откровенной критикой технологических компаний, включая собственную. В интервью изданию Digit он открыто обозначил три главных промаха Intel: неудачный вход в сегмент смартфонов, прекращение работы над ИИ-ориентированным графическим процессором и недостаточное внимание к развитию собственных производственных мощностей.

Генеральный директор Intel раскрыл 3 крупнейшие ошибки Intel: от смартфонов до ИИ

Одной из самых заметных неудач Intel стала попытка завоевать рынок смартфонов. Процессоры Atom, представленные в 2008 году, были разработаны преимущественно для мобильных устройств, но не смогли составить конкуренцию чипам Arm. Первый смартфон на базе Intel появился лишь в 2012 году, и к 2016 году компания отказалась от дальнейших разработок в этом направлении из-за низких результатов.

Другой существенный промах — отмена проекта Larrabee в 2010 году. Этот проект предполагал создание универсального графического процессора, который мог бы стать основой для ИИ-приложений. После ухода Гелсингера из Intel в 2009 году планы по выпуску Larrabee для потребительского рынка и сферы высокопроизводительных вычислений были отменены. Проект Xeon Phi, хоть и продолжил разработку в этом направлении, не имел такой амбициозности и влияния, которые могли бы иметь GPU.

Гелсингер выразил недовольство покупкой Intel пяти компаний в области ИИ, считая эти сделки излишними при условии успешного запуска Larrabee. Он не уточнил, какие именно сделки имелись в виду, но можно предположить, что речь идёт о приобретении Nervana в 2016 году, чья продукция была снята с производства спустя четыре года. Кроме того, инвестиции в размере $500 млн в компанию DeepLabs в 2014 году также не принесли ожидаемого успеха.

Третья ошибка, о которой упомянул Гелсингер, касается стратегии компании в области производства. Intel, обладая одними из самых передовых технологий в области производства микросхем, долгое время использовала их исключительно для собственных нужд. Однако, как отмечает Гелсингер, это было упущением, поскольку открытие производственных мощностей для сторонних заказчиков могло бы принести дополнительную прибыль и укрепить позиции компании на рынке.

Гелсингер особо акцентировал внимание на производственном бизнесе Intel и на новой инициативе IDM 2.0, цель которой — открыть производственные мощности Intel для сторонних заказчиков. Это стратегическое решение позволит компании конкурировать с такими лидерами, как TSMC и Samsung, и увеличить инвестиции в производство, исследования и новейшие разработки.

Однако Гелсингер не упустил из виду и успехи Intel. Покупка компании Habana Labs за $2 млрд в 2019 году и инвестиции в Granulate в размере $650 млн в 2022 году — шаги, которые могут оказаться выигрышными для компании в долгосрочной перспективе с учётом развития рынка систем искусственного интеллекта.

Гелсингер, вновь взявший курс на реформирование Intel, демонстрирует готовность учиться на собственных ошибках. Он открыто говорит об ошибках прошлого, чтобы на их основе строить будущее. Время покажет, насколько успешными окажутся его усилия по возвращению компании на передовые позиции в индустрии, которая неумолимо движется вперёд, не дожидаясь отстающих.

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *